Принадлежность к поморам

Ставится под сомнение именование «помором» Михаила Васильевича Ломоносова, происходившего из семьи крестьян Куростровской волости под Холмогорами, которые только по случаю и редко занимались дальними для них морскими промыслами. Журналист Дмитрий Семушин утверждает, что «Поморскость» М. В. Ломоносова — это красивый исторический миф.
Сам М. В. Ломоносов сообщил о своём происхождении на допросе 4 сентября 1734 г. в канцелярии московского синодального правления: «Рождением-де он, Михайло Архангелогородской губернии Двинского уезда дворцовой Куростровской деревни крестьянина Василия Дорофеева сын, и тот-де его отец и поныне в той деревне обретается с прочими крестьяны и положен в подушный оклад». Исторических документов, в которых М. В. Ломоносов именовал себя или своих родственников «поморами» не существует. Он — крестьянин по сословному состоянию и двинянин по местному региональному определению. Локализация «двинянин», то есть житель Двинского уезда, согласуется с определением «двинские жители» («двинской народ»), используемым младшим современником М. В. Ломоносова местным историком архангелогородцем Василием Васильевичем Крестининым (1729—1795).
В документах со сведениями об отце М. В. Ломоносова Василии Дорофеевиче и его дяде Луке Леонтьевиче, сохранившихся в Государственном архиве Архангельской области, они именуются «крестьянами Куроостровской волости», «двинянами», «холмогорцами», но никак не «поморами». Племянница М. В. Ломоносова, Матрёна Евсеевна Головина (в замужестве Лопаткина), воспоминания которой были записаны в 1828 году Павлом Петровичем Свиньиным в Архангельске, не именовала «поморами» самого М. В. Ломоносова и встречавшихся с ним его земляков, приходивших из Архангельска на кораблях в Санкт-Петербург.
Биографом, который впервые сделал из М. В. Ломоносова «помора», был русский историк Владимир Иванович Ламанский (1833—1914). К столетию смерти учёного в 1863 г. он издал его биографию, в которой впервые в биографической литературе М. В. Ломоносов назван «помором». В. И. Ламанский с начала 60-х гг. ХIХ в. занимался историей Российской академии наук. Он никогда не был специалистом по истории Русского Севера. Но при этом В. И. Ламанский был чрезвычайно талантливым и плодовитым историком, потому биография В. И. Ламанского повлияла на всё последующее биографическое «ломоносоведение».